Сокращение запасов нефти до уровня 2010 года будет иметь непредвиденные последствия | Умный дом

Халид Аль-Фалих, министр энергетики Саудовской Аравии, поднял тему смены цели клуба нефтедобывающих компаний. С конца 2016 года ОПЕК+ нацелена на снижение избытка запасов нефти, что сказывается на ценах. И эти усилия оказались в значительной степени успешны.

По данным Международного энергетического агентства, запасы сырой нефти и нефтепродуктов в странах ОЭСР упали с пика в 3,11 млрд баррелей в августе 2016 года до 2,88 млрд баррелей в конце апреля. Но запасы снова начали расти в этом году, и Аль-Фалих хотел бы, чтобы они снизились. Существенно снизились.

ОПЕК+ оценивает запасы на конец мая примерно на 25 миллионов баррелей выше, чем в среднем за пять лет. Проблема с пятилетним средним показателем заключается в том, что последние пять лет были временем исключительно высокого уровня запасов — именно это и стало причиной появления формата ОПЕК+. Таким образом, Аль-Фалих предлагает ориентироваться на другой период — на 2010-2014 годы. Это было хорошее время для производителей нефти, когда средняя цена на Brent составляла $102 за баррель против текущих $63.

Используя цифру 25 миллионов и предположив, что ОПЕК+ говорит о периоде 2014-2018 гг., текущее среднее пятилетнее значение означает, что запасы, закончившиеся в мае, составляют около 2,92 миллиарда баррелей. Это на 222 миллиона баррелей выше среднего показателя за 2010–2014 годы (Аль-Фалих упомянул цифру в 240 миллионов баррелей, так что, похоже, это достаточно близко).

Инвентаризация — всего лишь средство удовлетворения спроса. Поэтому важно, чтобы мировой спрос вырос примерно на 10% по сравнению со средним уровнем, который преобладал в 2010-2014 годах, потому что баррель запасов сегодня не соответствует той же доле потребления, что десять лет назад. Чтобы по-настоящему понять последствия перехода к предложенной цели, Аль-Фалиха следует посмотреть, сколько дней спрос может покрываться за счет запасов. Это измеряется путем деления уровня запасов в конце квартала на спрос следующего квартала.

В связи с этим запасы нефти упадут до самого низкого уровня с лета 2008 года относительно спроса в ОЭСР. Многие помнят, что цены были немного выше, чем тогда.

Еще одна проблема заключается в том, что большая часть роста спроса на нефть в этом десятилетии была в развивающихся странах. Таким образом истинное влияние сокращения запасов ОЭСР до уровня, предшествующего краху, вероятно недооценено.

Подобно тому как в качестве цели выбирается статический показатель предыдущих лет, принятие таких соображений в отрыве от более широкого контекста нефтяного рынка граничит с глупостью.

Александр Новак, министр энергетики России, высказался с меньшим энтузиазмом по поводу этой идеи, отметив, что следует учитывать изменения в спросе. Москве тоже нравятся высокие цены на нефть, но она не так нуждается в них, как Эр-Рияд. Более того, российские нефтяные компании не в восторге от ограничения поставок — даже относительно небольших. А предложение Аль-Фалиха, по сути, подразумевает сокращения поставок, насколько это возможно.

Сокращение спроса так далеко, при прочих равных условиях, зажжет огонь цен — и тем самым вызовет еще больший всплеск производства сланца в США и, вероятно, нанесет сокрушительный удар по росту спроса, который уже выглядит шатким. Саудовская Аравия вполне может использовать такие заявления, просто чтобы подтолкнуть ОПЕК+ к более жесткой цели. Однако сами сокращения поставок нефти несут в себе медвежий оттенок.